Георгиевские кавалеры первой мировой войны

«Первый Георгиевский кавалер»

К 100-летию подвига барона П.Н.Врангеля …

Имя казака Кузьмы Крючкова, первым удостоившимся Георгиевского креста за Первую мировую войну, сегодня довольно хорошо известно. Но при этом имя офицера, первого получившего за эту войну орден Святого Георгия, мало кто сразу вспомнит. А между тем, имя этого героя, которого в 1914 году было принято считать первым кавалером военного ордена, всем хорошо известно — это легендарный «черный барон», главнокомандующий Русской армией в заключительный период Гражданской войны Петр Николаевич Врангель (1878-1928).

Ровно 100 лет назад, 10/23 октября Император Николай II оставил в своем дневнике следующую запись: «Ночью морозило довольно сильно. День простоял солнечный. После доклада Барка принял (. ) ротм[истра] Л.-Гв. Конного полка бар. Врангеля, первого Георгиевского кавалера в эту кампанию». И хотя военные историки спорят о том, можно ли считать П.Н.Врангеля, удостоенного ордена Св. Георгия 4-й степени 13 октября 1914 года самым первым офицером, получившим эту высокую награду, поскольку помимо него военного ордена также удостоились и другие офицеры — герои Каушенского сражения, с подачи Государя право называться «первым Георгивеским кавалером» Германской войны заслужил именно он.

Напомним, что П.Н.Врангель происходил из старинного прибалтийского дворянского рода, представители которого, начиная с XVIII века, верой и правдой служили России. Сын известного ученого-искусствоведа, Петр Врангель в 1901 году окончил Горный институт, получив инженерное образование. Оказавшись на военной службе в качестве вольноопределяющегося в лейб-гвардии Конном полку, Врангель в 1902 году сдал экзамен на офицерский чин при Николаевском кавалерийском училище, после чего был произведен в корнеты и зачислен в запас. Вернувшись к штатской службе, Петр Николаевич некоторое время служил чиновником особых поручений при иркутском генерал-губернаторе, но начавшаяся в 1904 году война с Японией вновь позвала его в ряды армии, с которой он связал всю оставшуюся жизнь. Добровольцем отправившись на театр военных действий, Врангель в декабре 1904 года «за отличие в делах против японцев» получил чин казачьего сотника и был удостоен орденов Св. Анны 4-й и Св. Станислава 3-й степеней, а также права ношения на холодном оружии надписи «За храбрость». Как отмечал генерал П.Н.Шатилов, вероятно именно тогда, во время войны с японцами, Врангель «инстинктивно почувствовал, что борьба — его стихия, а боевая работа — его призвание». В начале 1906 года Врангель был уже штабс-ротмистром в одном из драгунских полков, а в 1907 году был переведен в гвардию со званием поручика, оказавшись, согласно прошению, в Лейб-гвардии Конном полку — том самом, в котором начинал свою воинскую службу рядовым.

Окончив Николаевскую военную академию (1910) и курс Офицерской кавалерийской школы (1911), Первую мировую войну Врангель встретил в чине ротмистра, командуя эскадроном. В служебной характеристике барона так определялись его командирские качества: «Ротмистр барон Врангель отличный эскадронный командир. Блестяще военно подготовлен. Энергичный. Лихой. Требовательный и очень добросовестный. Входит в мелочи жизни эскадрона. Хороший товарищ. Хороший ездок. Немного излишне горяч. Прекрасной нравственности. В полном смысле слова выдающийся эскадронный командир».

Своего «Георгия» Петр Николаевич получил за удачную конную атаку в самом начале войны в ходе сражений в Восточной Пруссии. 6/19 августа 1914 года под Каушеном, ротмистр Врангель повел свой эскадрон в атаку на вражескую артиллерию, прикрываемую пехотой, заставив противника обратиться в бегство. Произошло это следующим образом: закрепившись в деревне Каушен, германская пехота и артиллерия обрушили шквальный огонь на русских конногвардейцев и кавалергардов, которым крайне трудно было противостоять пристрелявшейся артиллерии, сыпавшей по нашей коннице картечью. «. Немецкая пехота и артиллерия обрушили оттуда бешеный огонь на конногвардейцев, кавалергардов из 1-й бригады 1-й Гвардейской кавалерийской дивизии, — пишет биограф генерала П.Н.Врангеля В.Черкасов-Георгиевский. — Им приказали спешиться. Как во всех баталиях, решающих славу русского оружия, гвардейцы должны были показать, что не зря пьют первую чарку за Царя, носят великолепную форму, а их офицеры — лучшие российские фамилии. Кирасирская гвардия пошла на германские батареи, расстреливающие их в упор, в полный рост. Шквал свинца и картечи косил, но гвардейцы, заваливая поле телами, откатывались лишь для того, чтобы снова подняться и идти в огонь. В этой сумасшедшей, грохочущей карусели эскадроны были перебиты и переранены, и показалось — захлебнется столь горячее, успешное русское наступление в самом начале войны. Вдвойне было горько, что в пешем строю гибла кавалерийская элита. Военные теоретики единодушно считали, что при пулеметно-ружейной огневой мощи того времени уже невозможна конная атака на пехотные позиции. День стал черен от дыма, пороховой гари и криков умиравших в атаках. Из Каушена безостановочно гвоздила пристрелявшаяся от мельницы батарея: дивизия споткнулась о германский оплот, обливаясь кровью своих ударных частей. Целым в резерве остался один-единственный эскадрон Конного полка. Он словно и существовал на такие случаи, когда геройство последних оставшихся в живых или оправдывает исторический гвардейский завет: "Гвардия умирает, но не сдается!" — или побеждает, совершая немыслимое. Это был 3-й шефский конногвардейский эскадрон Его Величества под командой ротмистра Петра Врангеля. Царский эскадрон уцелел, потому что по традиции охранял полковое знамя».

И 3-й резервный эскадрон под командой 36-летнего ротмистра П.Н.Врангеля сумел выполнить эту крайне сложную задачу. Исследователь Каушенского боя В.Летягин так описывает последующие события: «К командиру 1-й гвардейской кавалерийской дивизии генералу Н.Н.Казнакову подъехал артиллерист-наблюдатель поручик Гершельман и доложил, что противник отступает, оставив два орудия (чьи передки были подбиты артиллерией кн. Эристова) для прикрытия отхода. Находившийся тут же командир эскадрона барон П.Н.Врангель стал просить и командира дивизии и командира полка Б.Г.Гартмана позволить ему захватить эти орудия». Описывая бой под Каушеном, командир лейб-гвардии Конного полка генерал-майор Б.Е.Гартман вспоминал: «Врангель не находил себе места от нетерпения. Вести о потерях, об убитых товарищах доходили до него и лишь усиливали его протест против того, что ему приходится оставаться в тылу, когда его товарищи дерутся. И наконец он не вытерпел. (. ) Врангель стал буквально умолять разрешить ему атаковать. »

Далее события развивались следующим образом. П.Н.Врангель приблизился к немецким позициям на расстояние в 1 километра и атаковал батарею противника. Немецкие артиллеристы сумели произвести несколько выстрелов в упор по нас тупающему эскадрону, однако поскольку поднятьприцел они не успели, основная часть картечи пришлась по лошадям, бывших довольно высокими в холке. Это позволило, несмотря на потери, добраться основной части эскадрона до немецких орудий и изрубить прислугу. Очевидцы боя рассказывали, что после того как под Врангелем был убит конь, он, перелетев через голову, выхватил шашку и бегом ринулся на неприятельскую батарею. Спешившиеся бойцы врангелевского эскадрона схватились с немцами в рукопашной, заставив противника дрогнуть и, бросив батарею, обратиться в бегство.

Лихая атака конногвардейцев произвела сильное впечатление на современников. Кирасир князь В.С.Трубецкой так рассказывал об этом «деле» П.Н.Врангеля: «. Один эскадрон Лейб-Гвардии Конного полка, входившего в состав нашей дивизии, атаковал в лоб (правда, разомкнутым строем) германскую батарею на позиции. В этой удивительной атаке (свидетелем которой был и пишущий эти строки и которая, как мне кажется, была единственная в этом роде за всю мировую войну), несомненно, сказались влияние и школа Красного Села. Кстати, командиром эскадрона конногвардейцев был ротмистр барон Врангель, который благодаря этой атаке на батарею приобрел в гвардии большую известность и популярность и быстро пошел в гору».

Отметил этот подвиг в своих воспоминаниях и Великий князь Гавриил Константинович: «6-го числа был известный бой Гвардейской конницы под Каушеном, во время которого командир 3-го эскадрона конной гвардии ротмистр барон Врангель (впоследствии главнокомандующий Добровольческой армией) атаковал во главе своего эскадрона немецкую батарею. (. ) . Говорили, что Врангель убит; Гревс и Велепольский жалели убитого, как хорошего офицера, которого они знали еще по японской войне. Вдруг в этот момент появляется сам барон Врангель верхом на громадной вороной лошади. В сумерках его плохо было видно, и он казался особенно большим. Он подъехал к нам и с жаром, нервно стал рассказывать, как он атаковал батарею. Я никогда не забуду этой картины».

В представлении к награждению ротмистра П.Н.Врангеля орденом Св. Георгия так описывался подвиг барона: «Стремительно произвел конную атаку и, несмотря на значительные потери, захватил два орудия, причем последним выстрелом одного из орудий под ним была убита лошадь».

Между тем, справедливости ради надо упомянуть, что есть и иная оценка врангелевской атаки. Т.А.Аксакова-Сиверс, ссылаясь на слова, якобы сказанные Великим князем Михаилом Александровичем, писала в мемуарах: «Приходили вести о первых боях, в которых полегла значительная часть гвардии. Говорили о том, как Врангель, командуя эскадроном конногвардейцев, с безрассудной отвагой повел его в атаку и положил много людей. Впоследствии я слышала, что, подписывая награждение Врангеля Георгиевским крестом по статуту, Государь сказал: "Никогда я не подписывал приказа с такой неохотой. Не погорячись Врангель, те же результаты могли быть достигнуты стоящей за ним артиллерией Крузенштерна, которая уже начала действовать. И люди были бы целы!"». Но были ли эти слова действительно произнесены Императором, или это всего лишь слухи, распространяемые недоброжелателями барона, судить трудно.

Тем временем, подвиг, совершенный Врангелем, принес ему всероссийскую славу. Отмеченный высокой наградой и монаршим вниманием, барон вскоре получил чин полковника, назначение начальником штаба Сводно-кавалерийской дивизии и пожалование во флигель-адъютанты Свиты Его Императорского Величества. Но на этом подвиги Врангеля не закончились. В 1915 году за очередной успех он был награжден Георгиевским оружием. Получив назначение командовать 1-м Нерчинским полком Забайкальского казачьего войска, Врангель удостоился от командования следующей характеристики: «Выдающейся храбрости. Разбирается в обстановке прекрасно и быстро, очень находчив в тяжелой обстановке». Барону довелось сражаться против австрийцев в Галиции, участвовать в знаменитом Брусиловском прорыве, получить «за боевое отличие» чин генерал-майора и встретить 1917 год в должности командира 2-й бригады Уссурийской конной дивизии.

После Февральской революции Врангель, решивший продолжить службу при новой власти, получил в подчинение 7-ю кавалерийскую дивизию, а затем Сводный кавалерийский корпус. 1917 год принес Врангелю еще одну необычную для его звания награду — солдатский Георгиевский крест IV степени с лавровой ветвью, которым он был отмечен наградной Думой за прикрытие отхода нашей пехоты.

После прихода к власти большевиков Врангель подвергся краткосрочному аресту, после освобождения уехал в Крым, а оттуда на гетманскую Украину. Поступив на службу в Добровольческую армию, Врангель получил чин генерал-лейтенанта (1918) и, поочередно командуя конной дивизией, корпусом, Кавказской добровольческой армией, отличился во многих боях. В 1920-м, после провала наступательной операции генерала А.И.Деникина, Врангель принял командование Вооруженными силами Юга России, которые были им переименованы в Русскую армию. Затем последовали борьба с красными в Таврии, оборона Крыма, эмиграция, руководство Русским общевоинским союзом (РОВС) и скоропостижная смерть в 1928 году от туберкулеза, породившая из-за своей полной неожиданности версию о намеренном заражении палочкой Коха легендарного «черного барона» большевистским агентом.

Между тем, память о подвиге белого генерала, несмотря на многолетнее замалчивание в советской России, продолжает жить. В этом году к 100-летию атаки П.Н.Врангеля при Каушене энтузиастами для установки в поселке Междуречье (Каушен) Гусевского района Калининградской области была изготовлена мемориальная доска, призванная напомнить нашим современникам о «первом Георгиевско кавалере» Первой мировой войны.

Подготовил Андрей Иванов, доктор исторических наук

Другие новости по этому сюжету:

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи. Необходимо быть зарегистрированным и войти на сайт.

Другие новости этого дня

Свидетельство о регистрации СМИ Эл № ФС77-69161 от 29.03.2017 г. 18+

Полные Георгиевские кавалеры — список. Семен Михайлович Буденный, Иван Владимирович Тюленев, Родион Яковлевич Малиновский

Георгиевская ленточка, на которую в 19 — начале 20 века крепился крест с изображением святого, уже много десятилетий символизирует победу нашей страны в Великой Отечественной войне. Она же является связующим звеном между героями Российской империи и Советским Союзом.

Полные Георгиевские кавалеры в нашей стране пользовались всеобщим почетом даже в двадцатые-сороковые годы, когда из народной памяти хотели стереть все, что было до Октябрьской революции. Среди них есть такие, кто впоследствии стал Героем Советского Союза, в том числе неоднократно.

Орден Святого Георгия появился в перечне наград Российской империи в 1769 году. Он имел 4 степени отличия и предназначался для офицерского состава. Полными кавалерами ордена св. Георгия стали лишь 4 человека:

На данный момент неизвестно, кто именно был инициатором учреждения Знака отличия Военного ордена или, как его чаще называли, Георгиевского креста. Согласно сохранившимся документам, в 1807 году на имя Александра Первого была подана записка, в которой предлагалось учредить солдатскую награду. Она должна была стать «особым отделением ордена Святого Георгия». Идея была одобрена, и уже в начале февраля 1807 года был издан соответствующий манифест.

Известно немало случаев возникновения путаницы, связанной с тем, что орден путают с солдатским «Егорием». Например, если утверждается, что окончивший юнкерское училище в 1881 году полковник Зоря Лев Иванович — полный Георгиевский кавалер, то можно сразу же возразить, что это ошибка. Ведь среди офицеров не было никого, награжденного таким крестом повторно, а последний, кто имел орден всех 4-х степеней, — И.И. Дибич-Забайкальский — умер еще в 1831 году.

Награда представляет собой крест, лопасти которого расширялись к концу. В его центре находится круглый медальон. На аверсе был изображен св. Георгий с копьем, поражающий змея. На реверсе медальона присутствуют буквы С и Г, соединенные в виде вензеля.

Крест носился на всем сегодня хорошо известной ленте «цвета дыма и пламени» (черно-оранжевой).

С 1856 года награда стала иметь 4 степени. Первую и вторую изготавливали из золота, а две другие — из серебра. На реверсе указывалась степень награды и ее порядковый номер.

Были также особые «мусульманские» Знаки отличия Военного ордена. На них вместо христианского святого был изображен российский герб. Интересно, что выходцы с Северного Кавказа при награждении «Егорием» требовали выдать им вариант «с джигитом», вместо положенного.

В 1915 году из-за трудностей, вызванных войной, кресты 1-й и 2-й степеней стали изготовлять из сплава, который на 60% состоял из золота, на 39,5 — из серебра и на полпроцента — из меди. При этом знаки 3-й и 4-й степеней не были подвергнуты изменению.

Первый Георгиевский крест летом 1807 года получил унтер-офицер Е.И. Митрохин. Он был награжден за храбрость в сражении с французами под Фридландом.

Известны случаи награждения и гражданских лиц. Так, в 1810 году Георгиевский крест вручили мещанину М.А. Герасимову. Вместе с товарищами этот храбрый человек арестовал захвативших русское торговое судно английских военных, и смог привести корабль в порт Варде. Там пленных интернировали, а купцам была оказана помощь. Кроме того, за героизм в Отечественной войне 1812 года Георгиевские кресты без номеров получили командиры партизанских отрядов из числа гражданских лиц низшего сословия.

Среди других интересных фактов, связанных с награждением Георгиевским крестом, можно отметить его вручение известному генералу Милорадовичу. Этот храбрый полководец в бою под Лейпцигом на глазах у Александра Первого встал в строй с солдатами и повел их в штыковую атаку, за что из рук императора получил «Егория», который не полагался ему по статусу.

Четырехстепенный крест просуществовал 57 лет. За эти годы в полные Георгиевские кавалеры (список) попало около 2 000 человек. Кроме того, крестами второй, третьей и четвертой степени было награждено около 7 000, 3-й и 4-й — примерно 25 000, а 4-й степенью — 205 336.

На момент Октябрьской революции в России проживало несколько сот полных Георгиевских кавалеров. Многие из них вступили в Красную армию и дослужились до высших воинских званий СССР. Из них 7 стали также Героями Советского Союза. В их числе:

Имя этой легендарной личности гремело в частях русской кавалерии еще в годы Первой мировой войны, а еще ранее — русско-японской. За храбрость на австрийском, германском и кавказском фронтах Семен Михайлович был награжден крестами и медалями всех 4-х степеней.

Первая его награда была получена за захват немецкого обоза и сопровождавших его 8 солдат. Однако Буденного лишили ее за то, что он ударил офицера. Это не помешало ему все-таки попасть в список «Полные Георгиевские кавалеры», так как на турецком фронте Семен Буденный заслужил 3 Георгиевских креста во время боев за Ван и Менделидж, а последний (первой степени) — за пленение 7 солдат противника. Таким образом, он стал человеком, получившим 5 наград.

В период Гражданской войны он стал инициатором создания Первой конной армии, а в 1935 ему и четырем другим полководцам СССР присвоили звание маршала.

В годы ВОВ Семен Буденный не имел возможности проявить свои способности, так как был отстранен от командования Юго-Западным направлением фронта из-за телеграммы, в которой честно описал опасность, грозившую тем, кто находился в так называемом Киевском мешке.

В послевоенные годы полководцу было трижды присвоено звание Героя Советского Союза.

Эта легендарная личность была участником трех войн. За подвиги, совершенные в период с 1914 по 1917 год, он получил множество наград. В частности, список «Полные георгиевские кавалеры» содержит и его фамилию. Не менее героически он проявил себя и во время ВОВ, организовав оборону Тулы, управляя войсками в ходе Сталинградской битвы, командуя вверенными ему частями при освобождении Ельни и пр. На Параде Победы Трубников, которому на тот момент уже было присвоено звание генерала-полковника, возглавлял коробку сводного полка 2-го Белорусского фронта. За свою долгую службу военачальник был награжден 38 орденами и медалями царской России, СССР и ряда других стран.

Будущий Герой Советского Союза родился в семье участника русско-турецкой войны. Был призван в армию в начале Первой мировой войны и попал в полк, где в тот период служил и К.К. Рокоссовский. Начав войну простым солдатом, Иван Владимирович Тюленев дослужился до прапорщика. За героизм, проявленный в боях на территории Польши, он четырежды награждался Георгиевским крестом. В первые же дни ВОВ Тюленев был назначен командующим Южным фронтом, однако в августе его тяжело ранили, а после госпиталя он был направлен на Урал для формирования 20 дивизий. В 1942-м году военачальника направили на Кавказ. По его требованию была усилена оборона Главного хребта, что в будущем позволило остановить наступление гитлеровцев, имеющее целью захватить нефтяные месторождения в районе Каспийского моря.

В 1978 году за заслуги в деле защиты Родины и повышении обороноспособности страны И.В. Тюленеву было присуждено звание Героя Советского Союза и он стал одним из семи выдающихся военных, которые были удостоены высшей награды СССР, имея звание «Полный Георгиевский кавалер Первой мировой войны».

Будущий маршал СССР в возрасте 11 лет бежал из дома по причине замужества матери и батрачил, пока не попал в армию, приписав себе два года. Обман был раскрыт, однако подросток смог уговорить командование оставить его подносить патроны пулеметчикам. В 1915 году 17-летний солдат получил своего первого «Егория». Затем его отправили во Францию в составе Экспедиционного корпуса, где он был дважды награжден правительством Третьей республики. В 1919 году Родион Яковлевич Малиновский записался в Иностранный легион, и за храбрость на германском фронте стал кавалером французского Военного креста. Кроме того, приказом колчаковского генерала Д. Щербачев он был награжден Георгиевским крестом третьей степени.

В 1919 году Родион Яковлевич Малиновский вернулся на Родину и стал одним из активных участников в Гражданской войне, а в конце 30-х его направили военным советником в Испанию.

Неоценимы и заслуги этого полководца во время Великой Отечественной войны. В частности, войска под его командованием освободили Одессу, сыграли важную роль в Сталинградской битве, изгнали фашистов из Будапешта и взяли Вену.

После завершения войны в Европе Малиновский был направлен на дальний восток, где действия возглавляемого им Забайкальского фронта окончательно разгромили японскую группировку. За успешное проведение этой операции Родион Яковлевич получил звание Героя Советского Союза. Вторично Золотая звезда ему была вручена в 1958 году.

Другие советские полководцы, отмеченные за храбрость Георгиевским крестом

Солдатским «Егорием» до революции были награждены и другие солдаты императорской армии, которым судьбой было уготованно стать известными полководцами СССР. Среди них можно отметить награжденных двумя крестами Георгия Жукова, Сидора Ковпака и Константин Рокоссовского. Кроме того, три такие награды имел известный герой Гражданской войны В. Чапаев.

Теперь вы знаете подробности биографий некоторых выдающихся военных, которых можно отнести к категории «Полные Георгиевские кавалеры». Список их подвигов поражает, а сами они засуживают уважение и благодарность потомков, которым небезразлична судьба родной страны.

Источники:
Первый Георгиевский кавалер»
К 100-летию подвига П.Н.Врангеля в Первую мировую войну
http://ruskline.ru/history/2014/10/23/pervyj_georgievskij_kavaler
Полные Георгиевские кавалеры — список
Полные Георгиевские кавалеры в нашей стране пользовались всеобщим почетом даже в 20-40-е годы, когда из народной памяти хотели стереть все, что было до Октябрьской революции. Среди них есть такие, кто впоследствии стал Героем Советского Союза, в том числе неоднократно.
http://fb.ru/article/285024/polnyie-georgievskie-kavaleryi—spisok-semen-mihaylovich-budennyiy-ivan-vladimirovich-tyulenev-rodion-yakovlevich-malinovskiy

COMMENTS